Главная Новости Общественные контролеры за соблюдением прав заключенных
Общественные контролеры за соблюдением прав заключенных
25.05.2010

Общественная наблюдательная комиссия – это орган, образованный на основании Федерального закона Российской Федерации от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». О работе региональной наблюдательной комиссии мы узнали у ее руководителя Владимира Владимировича Воробьева.

Владимир Владимирович, расскажите, как зарождалась общественная наблюдательная комиссия (ОНК) в нашем регионе.

– Согласно указанному закону №76-ФЗ, во всех регионах России необходимо было образовать ОНК, члены которых получили бы право посещать тюрьмы, колонии, отделения внутренних дел, гауптвахты и знакомиться с условиями содержания задержанных и осужденных.

В соответствии с этим же законом два ведомства: Управление Федеральной службы исполнения наказания и Министерство внутренних дел издали приказы о том, как этот закон должен исполняться. Это Приказ УФСИН №652 от 28.11.08 года «О порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами ОНК» и Приказ МВД №196 от 6.03.09 года «О порядке посещения мест принудительного содержания органов внутренних дел Российской Федерации членами ОНК». Для нас приказы стали основополагающими документами, которыми мы руководствуемся в своей работе.

По Закону общественные организации нашей области выдвинули своих кандидатов в состав наблюдательной комиссии. В ноябре 2008 года Общественная наблюдательная комиссия Тверской области была сформирована из 6 представителей областных общественных объединений по согласованию с Общественной палатой Тверской области. В ее состав вошли:

1. Владимир Воробьев, бывший заместитель начальника УВД Тверской области, председатель ОНК;

2. Павел Головченко, бывший воин-интернационалист, заместитель председателя ОНК;

3. Людмила Титова, в недавнем прошлом – председатель областного комитета госстатистики, секретарь ОНК;

4. Наталья Алябышева, в 90-х годах создавшая и возглавившая общественное движение «Родители против наркомании»; помощник депутата Законодательного Собрания Тверской области А.Э. Клиновского;

5. Александр Горячев, психолог, диакон, председатель отдела Тверской епархии по преодолению алкоголизма и наркомании;

6. Олег Толстых, депутат Тверской гордумы, председатель ООРФ инвалидов войны в Афганистане.

Состав был утвержден Общественной палатой Российской Федерации и после получения членами Комиссии мандата на вход в учреждения, подлежащие общественному контролю, приступили к работе.

Свою работу начали с того, что запросили от областных учреждений, подлежащих контролю, списки руководителей, контактные телефоны.

 

Справка:

Всего учреждений Тверской области, подлежащих проверке:

1 гарнизонная гауптвахта военной комендатуры Тверского гарнизона;

8 учебно-воспитательных учреждений закрытого типа Департамента образования области;

14 учреждений уголовно-исполнительной системы;

38 спецподразделений УВД области.

------------

Итого: 61 учреждение

 

Некоторые общественники скептически относятся к работе ОНК. Есть мнение, что 6 человек просто физически не в состоянии охватить весь список учреждений, где возможны нарушения прав человека.

Это действительно так. В наблюдательную комиссию можно было бы привлечь и большее количество наблюдателей. Но кроме небольшого состава есть еще ряд проблем. В связи с тем, что помещение для работы комиссии, несмотря на неоднократные обращения в администрацию области, не выделено, прием осуществляется в помещении УФСИН. Это создает определенные неудобства, так как граждане, обращающиеся к членам комиссии, имели претензии к работе администрации подразделений УФСИН. Люди туда боятся идти, так как вызывает сомнение объективное, в данном случае, рассмотрение жалобы.

Другой аспект – отсутствие финансовых возможностей для оплаты телефонных переговоров, переписки, оплаты проезда в отдаленные учреждения, размещение объявлений в средствах массовой информации о приеме граждан. Нам не требуется большая сумма – только компенсация собственных расходов. Сейчас оплата всех расходов ведется из личных карманов. Члены Комиссии пользуются для почтовой переписки адресами с места работы, выезжаем на личных автомобилях. Но хочу отметить, что начальник УФСИН по Тверской области, понимая значимость нашей работы, помогает нам и помещением для приема граждан, и автотранспортом. Большое ему за это спасибо. Однако, на мой взгляд, такая комиссия в области должна быть самодостаточной. Мы неоднократно обращались по поводу финансовой поддержки в Администрацию области, но ответа, к сожалению, так и не получили.

Наблюдатели выезжает только по поступившим жалобам или могут самостоятельно организовать проверку?

– Мы выезжаем в учреждения и по жалобам граждан, и сами устраиваем выборочные проверки.

Что в таком случае проверяется?

– Тюремный посетитель должен уметь замечать очень многое. Посмотреть, какова температура воздуха в камере, есть ли термометры, достаточно ли кранов для мытья рук. Нужно проверить освещенность камер, состояние постельного белья, матрасов. Узнать, предоставляется ли осужденным стоматологическая помощь, протезирование. Приезжают ли к ним по необходимости врачи-специалисты. При посещении больницы узнать, сколько человек из тех, кто там содержится, могут быть освобождены по болезни, согласно 54-му постановлению Правительства РФ. Члены ОНК вправе ознакомиться с материалами, касающимися условно-досрочного освобождения (УДО), и выяснить, являются ли объективными характеристики, которые администрация дает осужденным, у которых уже подходит срок УДО. Очень важно также проверить наличие у заключенных паспортов. Все данные проверки должны быть занесены в протокол.

Проверка в учреждениях осуществляется, согласно Закону, не менее, чем двумя наблюдателями, с тем, чтобы результаты были объективными, чтобы не было провокаций со стороны проверяемых лиц, конфликтных ситуаций и т.д.

Во время посещений учреждений проводятся индивидуальные беседы и прием осужденных. По закону члены ОНК могут общаться с подследственными и осужденными только в присутствии сотрудников администрации учреждения. Поэтому заключенные почти всегда говорят, что условия содержания их устраивают. На наших же встречах представители администрации учреждения присутствуют, но, находясь за звукоизолирующим стеклом, беседу с заключенным не слышат. Но сам факт беседы с наблюдателем может вызвать недовольство у администрации исправительного или иного учреждения. Но хочу еще раз отметить, что руководство УФСИН и лично начальник управления Александр Савихин осознают, что правонарушения лучше устранить в ходе проверки ОНК, чем ждать пока факты вскроются, но уже будет поздно. Также следует отметить, что во время проверок руководство УФСИН оказывает нам всестороннюю помощь, с пониманием относится к результатам проверок и принимает оперативные меры по ним.

Жалоб поступает много?

– За 2009 год комиссия получила 25 жалоб от осужденных и их родственников на действия администрации учреждений УФСИН, 22 проверены с выездом на место. Частично подтвердились 20 из них. По всем жалобам приняты меры. 2 осужденных по инициативе комиссии переведены в другие учреждения.

Сейчас жалоб стало значительно больше. Жалуются в основном на нарушения прав в условиях заключения. Бывают и другие случаи. Так, например, военнослужащий, увольняясь из Вооруженных Сил, получил военный билет, но не ознакомился с записями, внесенными в него. В военкомате обнаружилось, что по ошибке ему был выдан документ с чужими данными. Исходя из этого, он не смог встать на военный учет, получить паспорт. В течение двух лет военнослужащий так и не смог найти отклика на свои запросы в военкоматах, своей воинской части, Министерстве обороны. Оказавшись без средств к существованию, совершил преступление и оказался в местах лишения свободы. Узнал о существовании комиссии и обратился. Мы активно включились в работу, нашли «концы», ему выдали новый военный билет. Помогли человеку. Теперь он требует еще и компенсации морального ущерба. Что ж – это его право.

Другой случай. Администрация исправительного учреждения отказала осужденному в просьбе о заключении брака. Мы разобрались в ситуации и оказалось, что отказ произошел не по вине администрации. У женщины, собиравшейся вступить с ним в брак, попросту не было средств добраться до суженого. Чисто бытовая ситуация.

В ходе проверки спецприемника для административно-арестованных УВД было выявлено большое количество лиц, арестованных за нарушения миграционного законодательства. Несовершенство этих законов приводит к «патовой» ситуации, когда человек, проживающий в России, имеющий здесь родителей, семью, жилье, детей и работу, но не являющийся гражданином РФ, не может быть депортирован (выдворен) в страну, где он ранее проживал, т.к. компетентные органы этих стран официально заявляют, что он не является их гражданином. К сожалению, в России существует «правовой вакуум» и люди от этого страдают. Мы попросили Уполномоченного по правам человека в РФ взять под контроль вопросы совершенствования миграционного законодательства.

Были индивидуальные и даже коллективные жалобы об избиениях при содержании под стражей. Случаи бывают разные.

Сталкивались ли общественные инспекторы с противодействием со стороны представителей силовых ведомств при проверках?

– Как таковых никаких препон нам не чинят. Но сложности есть. По Закону списки членов ОНК должны быть в каждом месте, где люди содержатся принудительно. В соответствии со списком осуществляется доступ наблюдателей в учреждения, и такой список с контактными телефонами должен предоставляться задержанным. В некоторых райотделах не только этого списка нет, но и начальники не знают о существовании комиссии. Есть и другая сторона вопроса. Население очень слабо осведомлено о работе нашей комиссии (я повторюсь, что финансовыми средствами на публикации материалов мы не располагаем, а СМИ должного интереса к нашей работе не проявляет). Поэтому, в случае нарушения прав, человек не может воспользоваться еще и своим законным правом известить наблюдателя о правонарушении.

На мой взгляд, в состав ОНК должны входить и профессиональные правозащитники. В нашей комиссии «в чистом виде» таковых нет.

– Я сам юрист, долго работал в органах внутренних дел. Члены комиссии тоже юридически грамотные люди. Но мы не решаем вопрос на месте, а лишь получив жалобу, проводим проверку, ее результаты обсуждаем на заседании комиссии, где вырабатывается объективная оценка и меры, предлагаемые руководителям для устранения недостатков, если таковые необходимо предпринять. В заседании участвуют работники УВД, прокуратуры, Уполномоченный по правам человека в Тверской области или его представитель.

Правозащитники в составе комиссии нам нужны. Это люди с обостренным чувством справедливости. Можно рассмотреть вопрос о создании экспертного сообщества комиссии, подключив к работе правозащитников, представителей правозащитных общественных организаций на правах экспертов. Неплохо было бы решить проблемы с финансированием и помещением. Тогда бы наша работа стала еще более эффективной и оперативной.

 

P.S.: Общественная палата Тверской области призывает СМИ обратить внимание на деятельность ОНК, проинформировать граждан о существовании комиссии, направлениях деятельности и возможности граждан обращаться в ОНК в экстренных случаях. Предупрежден – значит вооружен. Эта информация сможет помочь многим нуждающимся людям отстоять свои права и свободы.

Контактный телефон ОНК по Тверской области: (4822) 32-36-98

Беседовал пресс-секретарь
Общественной палаты Тверской области
Андрей НЕУМОЙЧЕВ

Поиск

Архив новостей

  • 2019 (83)
  • 2018 (259)
  • 2017 (161)
  • 2016 (218)
  • 2015 (197)
  • 2014 (223)
  • 2013 (229)
  • 2012 (198)
  • 2011 (189)
  • 2010 (111)
  • 2009 (8)