Главная Гуманитарный проект "Тверская родословная" Герои Советского Союза на тверской земле Нечаев Василий Григорьевич
Нечаев Василий Григорьевич

Нечаев Василий Григорьевич

100 лет

27 января 2014

27.01.1914, с. Ханеево Сонковского р-на — 5.11.1941, Тверская обл.

Младший командир, стрелок-радист, Герой Советского Союза (7.04.1940).

Советские лётчики воевали в 1930-е годы в Испании, на Халхин-Голе и в Китае, но по-настоящему массово, для решения самых разнообразных боевых и вспомогательных задач авиацию использовали зимой 1939—1940 годов в ходе Советско-финской войны. К участию в боевых действиях привлекли 13 управлений авиабригад, 58 авиаполков, 16 отдельных авиаэскадрилий и корпусных авиаотрядов Военно-воздушных сил РККА. Кроме того, в войне участвовали ВВС Балтийского и Северного флотов, авиагруппы Гражданского воздушного флота, Главного управления Севморпути и авиация пограничных войск НКВД — в общей сложности более трети всей авиации Красной Армии.

Вплоть до 1938 года Ленинградскому военному округу отводилось второстепенная роль, считалось нецелесообразным выделять средства на развитие его инфраструктуры,  в том числе на строительство аэродромов. На огромном пространстве между Мурманском и Петрозаводском аэродромов не было вообще. Зато в 1939 году началась постройка сразу 69 аэродромов, и к концу года 60 были фактически готовы. Полностью закончилось создание аэродромной сети вокруг Ленинграда, ещё по пять аэродромов построили в Карелии и в Мурманской области. И всё же командующий 8-й армией Григорий Штерн говорил, что «округ не был обеспечен необходимой сетью аэродромов».

А вот численность ВВС Ленинградского военного округа росла бурно. Уже к середине 1930-х годов округ располагал крупным соединением тяжёлых бомбардировщиков и неплохой тактической авиацией. Бомбардировочная авиация переходила с ТБ-3 и Р-5 на скоростные бомбардировщики СБ, хотя в целом этот процесс растянулся фактически до начала Советско-финляндской войны.

По «Плану разгрома сухопутных и морских сил Финляндии» Ленинградский округ был готов задействовать для поддержки сухопутных войск 1285 боевых самолётов, а с учётом ВВС Балтийского флота — 1581 боевой самолёт. В ноябре 1939 года Главный военный совет РККА принял решение о дополнительном усилении войск округа. В числе других частей и соединений сюда прибыла 16-я скоростная бомбардировочная авиабригада ВВС Белорусского особого военного округа в составе трёх полков. В одном из них — 54-м скоростном бомбардировочном — служил флагманским стрелком-радистом 3-й эскадрильи наш земляк Василий Григорьевич Нечаев.

Фронтовая авиация базировалась главным образом на аэродромных узлах в районах Ленинграда, Пскова, Новгорода и Старой Руссы. Сотня бомбардировщиков СБ 16-й авиабригады из-за плохой погоды прибыла к месту назначения 1 декабря 1939 года, через два дня после начала боевых действий. Существенное увеличение числа бомбардировщиков соответствовало стоящим перед ВВС фронта задачам, но очень тревожила нехватка истребителей для обеспечения боевых вылетов бомбардировщиков.

Один из героев воздушных боёв на Карельском перешейке флагманский стрелок-радист Василий Григорьевич Нечаев родился 27 января 1914 года в селе Хонееве нынешнего Сонковского района в семье железнодорожника.

Ветка Виндаво-Рыбинской железной дороги проходила возле села, а буквально в двух километрах в сторону Бежецка находилась станция Подобино. Именно здесь выходили из петербургского поезда в эти годы (1911—1917) Анна Ахматова и Николай Гумилёв, поскольку гумилёвское имение Слепнёво располагалось всего в десяти километрах к северу, и возок быстро доставлял поэтов в усадебный дом. Таким же путём они добирались и обратно из Слепнёва в северную столицу.

Но маленький крестьянский мальчик Вася Нечаев ни о чём таком, конечно, не ведал. Через полгода после его рождения началась Первая мировая война, и многие мужчины из села ушли на фронт. Анна Ахматова, встретившая здесь известие о войне, написала в созданном тогда в Слепнёве стихотворении «Июль 1914»:

Можжевельника запах сладкий

от горящих лесов летит.

Над ребятами стонут солдатки,

вдовий плач по деревне звенит.

Не напрасно молебны служились,

о дожде тосковала земля:

красной влагой тепло окропились

затоптанные поля.

Василий окончил семь классов сельской школы и уехал в соседний Бежецк, где после школы фабрично-заводского ученичества работал токарем на механическом заводе, а заодно занимался в планерном кружке.

На срочную службу в Красную Армию его призвали в 1936 году. Чувствуя тягу к небу, юноша окончил школу младших авиационных специалистов. Его зачислили стрелком-радистом в 16-ю скоростную бомбардировочную авиабригаду Белорусского особого военного округа. Вместе с этим соединением он участвовал в походе советских войск в Западную Белоруссию в 1939 году, а через несколько месяцев его авиабригада оказалась на Карельском перешейке в противостоянии с финнами.

Василию довелось совершить на «зимней войне» девять боевых вылетов. Один из них нельзя назвать иначе как героическим. Наши официальные документы сообщают, что 17 января 1940 года эскадрилья скоростных бомбардировщиков 54-го авиаполка встретила в воздухе свыше 20 вражеских истребителей. Наш земляк, летевший в экипаже командира эскадрильи, заметил их приближение и первым открыл прицельный огонь. В этом бою советские лётчики сбили 11 истребителей противника, и 4 из них — на счету флагманского стрелка-радиста 3-й авиаэскадрильи Василия Нечаева. В практике нашей авиации того времени это был исключительный случай.

Зарубежные источники по-иному описывают этот бой. Судя по их документам, 25 бомбардировщиков СБ из состава 54-го скоростного бомбардировочного авиаполка советских ВВС во время возвращения после бомбардировки аэродрома Лапперанта на высоте 2500 м над Карельским перешейком были перехвачены 10 «Фоккерами Д-21». В течение 40 минут были сбиты 9 СБ, а ещё несколько советских самолётов получили серьёзные повреждения. При этом, согласно финским данным, Военно-воздушные силы Финляндии боевых потерь в этот день не имели.  Где же истина?..

7 апреля 1940 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство» младшему командиру Василию Григорьевичу Нечаеву было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 383).

Наш земляк окончил Борисовскую (Белоруссия) военную школу пилотов, а в 1941 году — знаменитую Качинскую авиационную школу пилотов под Севастополем, стал лётчиком-истребителем и практически сразу же оказался на фронте. Его зачислили в состав 402-го истребительного авиаполка, воевавшего на Северо-Западном фронте. Этот полк занимает первое место в ВВС СССР по числу сбитых вражеских самолётов (850) за период Великой Отечественной войны. Он был сформирован 25 июня 1941 года на подмосковном аэродроме Чкаловский на базе Научно-исследовательского института ВВС и Наркомата авиационной промышленности по одобренному лично Сталиным предложению депутата Верховного Совета СССР, Героя Советского Союза, лётчика-испытателя подполковника Степана Супруна и укомплектован исключительно лётчиками-испытателями. На вооружении полка находились новейшие МиГ-3 в количестве 23 машин. Первым командиром полка стал подполковник Пётр Стефановский.

29 июня он доложил Сталину о готовности, и на следующий день полк особого назначения вылетел к месту постоянной дислокации, в посёлок Идрицу, находившийся на границе с Латвией, и вошёл в состав 57-й смешанной авиадивизии полковника Кузьмы Катичева, от которой к этому времени не осталось почти ничего. Первые боевые вылеты 402-й истребительный авиаполк, а с ним и Василий Нечаев, совершил 3 июля 1941 года, сбив 6 самолётов противника и потеряв 1 свой самолёт, пилот которого, старший лейтенант Шадрин, остался жив, и ему даже удалось посадить подбитый МиГ-3, но самолёт пришлось уничтожить в силу его секретности. До 11 июля полк вёл напряжённые бои в районе Невеля, Великих Лук и Новосокольников. К этому времени в строю осталось всего три боеготовых истребителя, и личный состав полка перебросили в Москву, где лётчики получили новые самолёты. Полковника Стефановского перевели на должность командующего Западным сектором ПВО Москвы.

С 22 июля 1941 года 402-й авиаполк вновь участвовал в боях в составе 57-й смешанной авиадивизии на Северо-Западном фронте. Он базировался на аэродромах Кречевицы и Крестцы в Новгородской области и вёл действия в направлении Сольцов, Луги и Старой Руссы. В августе 1941 года в 755 боевых вылетах было сбито 27 вражеских самолётов, но именно тогда же большинство лётчиков-испытателей отозвали с фронта для выполнения специальных заданий и лётно-испытательских работ.

Об обстоятельствах и времени гибели лётчика-истребителя Василия Нечаева есть две версии. Согласно одной из них, в августе 1941 года, то есть непосредственно после отзыва в Москву, младший лейтенант Нечаев, перегоняя по заданию командования самолёт МиГ-3 из Москвы в Ленинград, был обстрелян и сбит на участке между Калинином и Едровом (граница нынешних Тверской и Новгородской областей). Почти три месяца он провёл в госпитале и скончался от ран 5 ноября 1941 года. Согласно второй версии, всё сказанное выше произошло 5 ноября. Так или иначе, официально считается, что обстоятельства и место гибели лётчика Василия Нечаева не установлены.

На его родине, в селе Хонееве Сонковского района, установлена мемориальная доска в честь Героя. Именем Нечаева названа улица в Бежецке, на которой стоит Спасский кафедральный собор, а поблизости в 2010 году открыта Аллея славы героев Великой Отечественной войны, где увековечены имена бежечан — Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы. Среди них и имя лётчика-истребителя Василия Григорьевича Нечаева.

Общественные палаты других регионов